История King Diamond и Mercyful Fate

Глава IV

Dressed in... black!

King Diamond "Fatal Portrait"

Дебютный же альбом появился лишь в апреле (!) 1986, после чего группа снова отправилась в дорогу. Уже тогда, по мере возможности, Кинг Даймонд старался театрализовывать свои выступления. На этот раз, помимо старых, уже испытанных, своих фишек с пиротехникой и различными частями человеческого скелета, в шоу появилась одна из "живых" кукол Молли, вспыхивающая огнем, множество всяких свечей, разных оккультных прибамбасов, а также деко- рации в виде стен средневекового типа и рыцарских доспехов. Соответственным был и прикид музыкантов - средневековый. Сам же Кинг представал теперь в свободной старинной белой рубахе, поверх которой до самых пят его окутывал плащ - красный изнутри, и черный снаружи.

На этот раз гастрольный путь пролегал через Европу, в основном через Германию, где их разогревала местная команда Iron Angel, довольно популярная в то время у себя на родине. Но Кинг Даймонд был, конечно, вне конкуренции. Сет, естественно, изменений не претерпел и состоял все из тех же, альбомных песен, а также из старых фэйтовских номеров. Удивляло, правда, отсутствие вещи "Melissa", которую - так уж повелось - считают лучшей композицией Mercyful Fate. "На концертах очень тяжело воспроизводить акустические партии", - объяснял этот пробел гитарист Майкл Деннер. "Очень трудно достичь такого же звучания, как и на альбоме - не громко и не тихо. Мы пробовали пару раз, но так и не удалось. Но мы помним, что "Melissa" очень любима и поэтому когда-нибудь вставим ее в свой сет." Спе-циально к этому турне в Европе Roadnuiner Records издала сингл "Halloween", довольно редкий, кстати, даже для "тамошних" коллекционеров, в виде так называемого пикча-диска, т.е. пластинкой, обложка которой и вся писанина на обороте отпечатана прямо на виниле.

А под самое Рождество '87 получили подарок и американские фэны Книга Даймонда и его команды. В декабре '86 в Штатах был переиздан сингл "No Present For Christmas". Вышел он ограниченным тиражом и тоже в виде пикча-диска. В отличие от своего европейского собрата, этот сингл содержал в себе не 2, а 4 ком-позиции - добавили еще две старых пес-ни Mercyful Fate: "Melissa" и "The Oath".

А мы, между тем, уже подошли к одной из вершин карьеры Кинга Даймонда. К его, может быть, сильнейшему до сих пор альбому, к знаменитому, впечатляющему полотну ужасов, под безобидным на первый взгляд названием "Abigail". Вот тут-то мы и делаем первую затяжную остановку, дабы рассказать о сем шедевре во всех красках и с мельчайшими подробностями. Тем более, что именно с этого момента обычно и начинают анализ так называемого "феномена Даймонда", его поистине конкистадорские подвиги на поприще, казалось бы, ко всему привыкшего тяжелого рока. Итак...

Abigail

King Diamond "Abigail"

Как когда-то заметил сам Книг Даймонд, его тексты и музыка неразрывны связаны с его окружением, атмосферой, в которой живет Кинг, и с многочисленными признаками каких-то таинственных потусторонних сил, происходящих вокруг. Наилучшим примером может послужить история создания альбома "Abigail", идея которого пришла Даймонду при довольно мистических обстоятельствах, которые в полной мере отразились на текстах пластинки. "Всю историю я придумал у себя дома одной поздней ночью, - вспоминает Кинг, - На улице творилась невероятно жуткая погода. Каждую минуту оконные стекла сотрясались от грома, а молнии высвечивали мокрые, гнущиеся под ураганным ветром деревья. И вот так, буквально за полчаса и появилась эта .история про Эбигейл. Это было невероятно. Как будто мною управляли какие-то крутые силы... а может быть, так оно и было".

Жутко интригующе... Но прежде чем перейти непосредственно к самой истории, необходимо обратить внимание на тексты "Abigail" в целом. Каждая из 9 песен пластинки в текстовом плане является как бы продолжением предыдущей, словно глины книги, что и дает автору прекрасную возможность создать этакое эпическое произведение, в полной мере раскрыть одну-единственную тему с одними и теми же героями, что, естественно, никак невозможно сделать в одной песне, какой бы длинной она не была. Иными словами, "Abigail" и несколько последующих King Diamond-ских работ носят название концептуального альбома. Идея, в общем-то, эта не нова. Концептуальные альбомы делали как до Кинга Даймонда (Pink Floyd, Yes, Genesis), так и после (Quuensreach, Iron Maiden, Voivod). Но именно King Diamond (во всяком случае - одной из немногих групп) удалось привлекать особое внимание критиков и фэнов своими чумовыми историями на протяжении нескольких лет. И, что самое поразительное, истории эти хоть и превосходят друг друга каждый раз по своей крутости, но каждая из них имеет свою оригинальность и неповторимость, что ясно говорит о не знающей пределов фантазии их автора и его бесспорном таланте.

Даймонд уже давненько подумывал о таком вот виде музыкального изложения и даже, как известно, попытался сделать концептуальной свою первую сольную пластинку - "Fatal Portrait". Но на этом альбоме связанными непосредственно оказались лишь половина песен, остальные же относились к ведущей теме лишь постольку-поскольку. На этот же раз Кинг взялся за дело вполне серьезно и после, так сказать, пристрелочного LP'86 выдал совершенно убийственный продукт, несомненно вошедший в историю мирового рока, альбом "Abigail". "Основная часть истории происходит в 1845 году, - начинает свой длинный рассказ Кинг Даймонд" - Джонатан Ла Фей, 27 лет от роду и его 18-летняя жена Мириам Нэйтис решили переехать в оставленный им по наследству дом. Оба пакуют свои вещи и отправляются в путь. После нескольких дней путешествия, они находят свой новый дом, расположенный на холме. И как только экипаж въезжает на дорогу, ведущую к особняку, на пути им встают семь черных всадников. Они советуют немедленно вернуться назад. В противном же случае могут произойти ужасные дела. Но пораженный Джонатан тем не менее не дает вывести себя из равновесия и, усмехнувшись, продолжает путь дальше. В голове остается только последним крик всадников: "Однажды ты еще позовешь нас на помощь!" и странная фраза: "Если вы не послушаетесь, то из 18 получится 9". Между тем, уже в сумерках, влюбленные наконец попадают в свой дом. На первый взгляд, он представляет собой довольно мрачное зрелище. Никто не ступал сюда после смерти барона де Ла Фея - одного из предков Джонатана. Устав после долгой дороги, Джонатан и Мириам падают в кровать и тут же засыпают, а на стене появляется зловещая тень...

На следующую ночь Джонатан никак не может заснуть из-за жуткого холода в комнате. Вдруг перед ним появляется призрак. "Не бойся, друг мой, -говорит он, - Я барон де Ла Фей. Пусть Мириам спит, она не должна ничего знать. Пойдем со мной, я покажу тебе, где покоится Эбигейл. Пробил час". Перепуганный до смерти Джонатан следует за привидением в подвал. На лестнице барон предупреждает его о крутых ступеньках, советуя быть осторожным. Метр за метром свеча де Ла Фея освещает склеп предков, и наконец оба останавливаются перед гробницей Эбигейл. "Дух Эбигейл сейчас в тфоей жене, -говорит призрак, - и остановить возрождение зла ты можешь, лишь убив Мириам. Далее, бврон де Ла Фей возврашает нас в 1777 год, когда на последнем месяце беременности жены он узнает, что ребенок не от него! Более страшного позора тогда не могло быть, и барон решает убить свою жену. Он заманивает ее в подвал и толкает на лестнице. "Нет!" - кричала она 7 июля 1777 года… Баронесса ломает себе шею и в тот же момент на свет рождается мертвое дитя. Барон сжигает тело жены, а девочке дает имя Эбигейл. Одержимый странной идеей, он решает мумифицировать ее трупик для потомков и… умирает.

Между тем, вокруг Джонатана и беременной Мириам начинают твориться странные вещи. В пустой церкви неподалеку звонят колокола, без причины вянут цветы, в воздухе невыносимо пахнет гнилью, в обеденной комнате кто-то накрывает стол на троих, наконец, откуда не возьмись, появляется пустая колыбель. Джонатан все больше и больше понимает, что барон был прав. Вот оно - из 18-9! Роды близки, и Мириам начинает петь и лепетать "Это твое дитя, моя любовь". Но это не любовь, она одержима… и он знает это. Уже Эбигейл внутри Мириам контролирует ее. Языком Мириам она говорит с Джонатаном: "О, дорогой! Пора вспомнить о ступеньках. Это единственный выход". Джонатан попадается на трюк и идет с Мириам к подвальной двери. Перед лестницей он оглядывается на звезды, и она сталкивает его вниз. В следующий момент Джонатан уже лежит мертвый. "Наконец мы одни, Мириам. Я - Эбигейл!" Луна скрывается в облаках и в этой жуткой тьме рождается Эбигейл. Мириам кричит от боли и вспоминает тот самый, последний день путешествия. Последнее, что она видит - это пара желтых глаз. "Вы и сейчас можете услышать ее предсмертный крик, гуляя здесь в июле…"
В доме появляются слуги барона де Ла Фея - те самые 7 всадников. Они уже знают, что делать с Эбигейл. Они скачут через лес в церковь, чтобы покончить со злом. Слуги протыкают Эбигейл семью серебряными гвоздями и царству зла приходит конец.
Уф-ф-ф… И правда, жутковато, однако, это еще не все!

О том, чего нет на виниле

King Diamond

Да, просто поразительно, что эта, придуманная в считанные минуты история превратилась в стихи за каких-то пару недель. Трудно даже поверить в это, читая тексты "Abigail", по своей сущности, продусанности и обилию пространства для воображения напоминающие некое массивное здание из огромных, отшлифованных каменных плит, с колоннадой и барельефом. Впрочем, здесь надо бы сделать маленькое отступление от темы. Хотя, вернее даже, наоборот - к теме. Не секрет, что зачастую за строками стихов стоят вполне реальные, а иногда и автобиографические факты. И песни "Abigail", как это ни странно, в какой-то степени именно такие. Как вы по-мните, Эбигейл была внебрачным ребенком; и когда барон де Ла Фей узнал о связи своей жены со слугой или еще кем-то... "Я взял эту идею из жизни своей матери, - рассказывает Книг Даймонд, Ее мать - моя бабушка - в молодости была служанкой у одного датского профессора, и однажды забеременела от его сына. И если б она родила ребенка, то уже не могла бы оставаться в этом доме, поскольку разразился бы ужасный скандал. И когда она все же родила, то оставила своего ребенка - мою мать -буквально на пороге. Она бросила дочку, избегая скандала, и тем самым сохранив себе работу! Прошло много времени, и сейчас моя мать ухаживает за своей матерью, которая уже почти не может ходить. Но она до сих пор никому не говорит, что эта женщина - ее дочь. Эта вот история и натолкнула меня на идею альбома. Лично я считаю это полнейшим безумием. Все это чертовски несправедливо...".

Но, вернемся непосредственно к текстам "Abigail". Как уже было сказано выше, это еще не все. Книг Даймонд просто бы не был самим собой, если бы запечатлел на пластинке лишь музыку со стихами, не сделав еще пару своих фирменных наворотов, на первый взгляд, совершенно незаметных или бессмысленных. Ну, во-первых, сам порядок песен, или просто-напросто последовательность в рассказе. Тут я должен кое-что объяснить, - справедливо замечает Кинг Даймонд. "Вступление к альбому "Funeral" -это как раз конец истории, где описывается ритуал семи всадников с Эбигейл в часовне. Начало же истории идет лишь со второй композиции альбома "Arrival", а заканчивается пластинка песней "Black Horsemen", где всадники приходят в дом и забирают ребенка. А то, что лежит между второй и первой (именно так, а не наоборот! - прим.авт.) стороной диска, как раз отображено на обложке: карета с колыбелью внутри, всадники, дождь, лес. То есть обложка описывает то, чего не услышишь на альбоме". Каково, а?! А что вы скажете насчет такой даты, как 7.7.1777? Что это? А вот что: "Если быть внимательным, объясняет Кинг, - то можно найти множество чисел в этой истории. 7 всадников, 7 серебряных гвоздей, 7 букв в имени Эбигейл, наконец, 7 число 7-го Месяца 1777 года. Для меня семерка - это магическое число. Но и число 9 - в не меньшей степени. Вспомните 9 месяцев беременности. А возраст Джонатана и Мириам: 27 - это 9х3, а 18 - 1+8. То же самое и с годом 1845: две девятки! (1+8 и 4+5). Посчитайте сами!"

Да-а-а, это вам, товарищи Сатанисты, не 666, чем, впрочем, в не таком да-леком прошлом грешил и сам Кинг Дай-монд. Но времена меняются. Правда, нужно отметить, что после Mercyful Fale Кинг, хоть больше и не прибегает к сло-вам типа "Сатана", "Дьявол" или "Люцифер", но от этого его тексты отнюдь не помягчали. Напротив, Король нашел иные и, надо сказать, более эффектив-ные способы нагнетания страха и безыс-ходности, могущие сравниться разве лишь со знаменитым Стивеном Кингом, американским писателем и сценаристом, славящимся своими потрясающими мистическими произведениями и фильмами, как, например, "Оно" или "Сияние". Последний, кстати, является любимей-шим фильмом Кинга Даймонда, а сам Стивен Кинг - любимым писателем, чье имя еще встретится на страницах этой истории, поскольку именно его тонкий стиль и манеру лихо закручивать сюжет в значительной степени перенял Кинг Даймонд для своих последующих творе-ний. А возвращаясь к разговору о числах в "Abigail", нельзя не упомянуть о еще одной весьма интересной подробности. Как сказал Даймонд, на идею относи-тельно 7.7.1777 его натолкнула... его по-клонница. "Одна девушка прислала мне письмо, - говорит Кинг, - в котором лежала фотография могильного камня, на котором и была высечена эта дата. Эта подруга реши-ла, что это может показаться мне ин-тересным, и не ошиблась, лопала, что называется, в самое яблочко".

Лучше, чем "Fatal Portrait"

Однако отвлечемся от текстов и поговорим о музыке, поскольку Кинг Даймонд все же музыкант, и пишет не только тексты, но и великолепную музыку, также способную потягаться со многими группами и выйти победителем во всех отношениях. Итак, "Abigail". Что касается схемы построения песен, так сказать, их структуры, то по сравнению с "Fatal Portrait" никаких глобальных изменений не произошло, все - по привычному испытанному образцу. Однако в плане звука и инструментала "Abigail" намного перегнал своего предшественника. "Этот альбом вобрал в себя все лучшее, что у нас было на момент его создания, - сказал Кинг Даймонд. "Пластинка значительно жестче и тяжелее предыдущей. В прошлый раз гитарам очень недоставало тяжести, теперь же - самое оно! На "Abigail" значительно больше различных эффектов, которые, в противоположность Mercyful Fate, более органично вплетаются в песни. Вокал мой стал намного разнообразнее, да и вобще весь материал намного лучше прошлого альбома. Тогда-то мы, конечно, считали, что песни - круче некуда, но нам предстояло еще многому научиться. За прошедший год мы значительно выросли в музыкальном плане, что, наверное, сразу заметно при прослушивании. Наш барабанщик Микки даром времени не терял и кое-чему научился. Но особенно радует Энди Ла Рок. Он превзошел сам себя, что, видимо, не в последнюю очередь произошло оттого, что в этот раз не было необходимости сочинять соло без предварительного знакомства с песнями, как это было в прошлом году. К тому же на этом альбоме он уже сам написал пару вещей, и довольно непяохих "A Manaion la Darkneu" и "The 7th Day Of July 1777", The Poueulon" руки Майкла Деннера, а остальной материал и тексты - мои".

Звук - отдельный базар. Потому что, пожалуй, на этом альбоме окончательно и определился и стиль King Diamond, и его звучание, продолжающие развиваться до сих пор, и безошибочно узнаваемый из сотен других. Как уже говорилось, "Fatal Portrait" был логическим продолжением альбомов Meicyful Fate. Bторой альбом King Diamond в таком же стеле продолжил линию "Fatal Portrait", однако, оглядываясь сегодня назад, можно с уверенностью сказать, что пластинка '86 была своеобразным мостиком между Mercyful Fate и King Diamond, и именно с "Abigail" у датского короля и его свиты началась новая эра, как ни громко это будет сказано. Как определил в свое вре-мя стиль King Diamond американский журнал Circus, это "столкновение Элиса Купера с Judas Priest в сумасшедшей ди-намичной смеси мелодичного хэви-метала и готического ужаса". Хотя, если чес- тно, нужно иметь богатую фантазию и сверх-литературный язык, чтобы предельно точно и по возможности кратко описать, что же такое King Diamond. Альбом "Abigail", который записывали в той же студии и с теми же продюсерами и звукоинженерами, появился на свет в апреле 1987 года и тут же завоевал большую популярность по обеим сторонам Атлантики. В Европе, особенно в Германии, пластинка прочно обосновалась в первой десятке различных хит-парадов, получив весьма неплохие отзывы. Только за первую неделю альбом разошелся лучше, чем "Fatal Portrait" за весь год! А в Америке, разойдясь первона-чальным тиражом в 40.000 экземпляров, пластинка впервые попала в список Billboard, на эту, так сказать, доску по- чета капиталистического соревнования,заняв там для начала 121 место, что, общем-то, совсем неплохо для подобной музыки. Что же касается текстов, то эта ужасная история, надо понимать, ничуть не отталкивала подростков, покупающих пластинку. "Я думаю, сильно ошибаются те, кто считает, что широкие массы не особенно любят такую тематику," - комментирует Кинг Даймонд. "По-моему, совсем наоборот. Романы Стивена Кинтя, например, всегда были бестселлерами. Да и очереди на фильмы ужасов никогда не уменьшаются. "Abigail" же, своего рода, акустический фильм ужасов и не имеет абсолютно ничего общего со старыми текстами Mercyful Fate, которые, кстати, действительно некоторых отпугивали.

Сейчас, вообще, популярность King Diamond в Штатах сильно возросла -сказалось наше прошлогоднее турне с Megadeth. Нас чаще крутят по радио, чем в старые времена, большим тиражом расходятся пластинки. И это лишний раз доказывает, что мои тексты не отпугивают людей, а совсем наоборот".

King Diamond "The Family Ghost"

В поддержку альбома группа выкинула на рынок сингл "Family Ghost" и сняла 26 июня по той же песне свой первый видео-клип. Видео, правда, никоим образом не относилось к теме песни, по вполне понятным причинам. Клип просто показал группу в действии, исполняющую эту вещь, по ходу которой изредка появлялись кадры Кинга Даймонда, сидящего на шикарном троне и раскрашенного в необычный грим, придуманный им специально для этих нескольких эпизодов. Клип тут же попал на экраны МТУ, где не только прокручивался в удовольствие старым почитателя творчества Кинга Даймонда, но и создавал неплохую рекламу новому альбому для потенциальных фэнов датского Короля. Короче, все было в кайф, круто, никогда раньше!

Статья взята из журнала Rock-City